Inetman (inetman) wrote,
Inetman
inetman

  • Mood:

History | Don (part 2: Пушкин и Дон)

...У Лукоморья дуб зелёный
Златая цепь на дубе том...

А.С. Пушкин


Сразу прошу прощения за некоторые скачки в хронологии, но это всё-таки не учебник истории, а всего лишь ЖЖ. И исторические посты будут связаны между собой не хронологически, а логически. Итак, сегодня мы перенесёмся из 330-ых годов до н.э. на много веков вперёд - в жаркое начало лета 1820 года...

30 мая 1820 года, около 10 часов утра с запада, со стороны деревни Носовки в Таганрог (основан в начале XVIII века Петром I в качестве будущей столицы Российской Империи. Вскоре после первого основания был унчтожен по условиям мирного договора с Турцией и вновь заложен уже после того, как столицей стал Питер) въехало несколько экипажей. В одном из них находился только-только оправившийся после тяжёлой болезни Александр Сергеевич Пушкин...
Незадолго до этого события великий русско-африканский поэт закончил поэму "Руслан и Людмила", и вполне можно предположить, что по дороге от Екатеринослава к Таганрогу больной поэт постоянно возвращался к образам этой поэмы: Курганы с каменными идолами посреди пёстрого разнотравья, орлы парившие в знойном мареве (сейчас их, увы, редко увидишь...), истлевшие кости в густом ковыле - всё это были те места, где когда-то соратники великого киевского князя сражались с хазарами и печенегами, защищая родную землю (подробнее об этом я, возможно, расскажу в третьей части). Это где-то тут Руслан скрестил свой меч с хазарским князем Ратмиром. Да и древняя хазарская столица, Белая Вежа, недалеко - у станицы Цимлянской (ныне и старая станица, и старая столица покоятся на дне Цимлянского водохранилища. Но зато есть станица Вешенская, в названии которой явно просматриваются хазарский корень Веж)... Отдыхая под вековыми дубами на островах в дельте Дона, Пушкин рассматривал ржавевшие в речном иле цепи, некогда перекрывавшие путь кораблям к Азовской крепости... По преданию, кстати, самая большая и толстая цепь была золотой, но её успел увезти из крепости султан (на шее? ;-)))...
А где-то по дороге из Таганрога в Аксай (казачья станица; точное время основания неизвестно (хотя день города празднуют...), скорее всего - конец XVI века. Ныне является городом-саттелитом Ростова) вдоль дельты Дона, на одном из островов, путники увидели посреди камышевых зарослей древнюю покосившуюся избушку без окон (скорее всего, они были обращены к морю), да и дверей они тоже не приметили. Внезапно возле избушки появилась старуха - простоволосая, чёрная от загара, с заткнутым за пояс тёмным передником. Приложив ко лбу ладонь, она смотрела на проезжающие мимо острова экипажи... Об этом случае поведал нам генерал Раевский, путешествующий тогда с Пушкиным.
И конечно же, по дороге из Таганрога в Аксай не могли они миновать руин Танаиса... Мимо того самого холма с которого, по преданию сбросился юноша по имени Танаис (см. мой предыдущий "исторический" пост)... Мимо холма, с которого что 2300 лет назад, что 200 лет назад, что сейчас можно увидеть голубую дельту Дона, а дальше на запад - берега Азовского моря, напоминающие по форме изогнутый лук... Вот оно где отыскалось, сказочное Лукоморье, воспетое Пушкиным. А дальше... Дальше было больше. В зарождающемся Ростове (тогда никто и представить не мог, что через какие-то 100 - 150 лет он станет культурным, научным и промышленным центром всего региона путешественники осматривали крепость Святого Димитрия, помнящую Суворова и Сенявина (сейчас от стен этой крепости остался крохотный кусочек, стоящий на пересечении Большой Садовой и переулка с говорящим названием Крепостной), посетили Богатый колодец - действительно обильный водой родник (а вот он существует и поныне под названием Богатяновского источника). А в какой-то версте от крепости лежал армянский город Нахичевань, где путники задержались у базара... Того самого базара, который сейчас носит название Пролетарский рынок. И уже из Нахичевани отправились в станицу Аксайскую. Проехав мимо деревеньки Александровки (150 метров от места, где я ща пишу эти строки), проехали через глубокую Кобякову балку (2 км от места, где я ща... ну, вы поняли. А ещё я её 11 лет наблюдал каждое утро, т.к. от моей старой школы на неё открывается прекрасный вид... но подробнее о ней (о балке, не о школе) я расскажу в ХЗ какой части, которую озаглавлю Digger's Dream ;)). Неровными улочками поднялись они на взгорье, к конно-почтовой станции (опять-таки, станция эта жива и сейчас. И ежегодно в первое воскресенье июня там проводятся пушкинские сборища, на которых мне приходилось бывать). Переночивав в Аксае, путники отправились в Новочеркасск (основан в 1805 году в качестве новой столицы Войска Донского) на встречу с Денисовым, тогдашним войсковым атаманом на Дону и старым боевым товарищем Раевского. Путь пролегал мимо старого сада атаманов Ефремовых. Слева от дороги высился огромный раскидистый дуб. На нём Пушкин приметил полускрытую листвой девушку в длинном ярком платье, схваченном цветистым пояском у талии. Та самая русалка из известного нам с детства стихотворения...?
День провели осматривая молодой город, а на следующее утро на шлюпке отправились в Старый Город (он же Черкасск, ныне - станица Старочеркасская. Старая столица Войска Донского.). Путь их проходил по реке Аксай (а больше негде), которая и поныне впадает в Дон возле Аксая... Но теперь возле неё проходит железная дорога. Прибыв (с остановкой на обед на даче Орловой, вдовы покойного атамана Войска Донского) в Старый Город, путешественники обнаружили, что "Сей разжалованный город в станицу ещё более обыкновенного залит водой [его и поныне заливает прилично. Особенно когда по весне из Цимлянского водохранилища сбрасывают воду]. В нём осталось домов до 700... другие перевезены в Черкасск [имеется ввиду Новочеркасск]... Но не могли увезть памяти, что это первое было гнездо донских казаков" (из дневников Н.Н. Раевского)
В Старом Городе осмотрели путники и войсковой девятиглавый Воскресенский собор, построенный ещё при Петре в 1706 - 1719 годах. Когда-то у этого собора шумела разинская вольница... А в самом соборе увидел поэт с сотоварисчами цепи и кандалы, в которые был закован Разин (Видел я их... мощные кандалики, хоть и проржавевшие порядком. О самом Разине я тоже как нить напишу, ибо есть что). И ведь не так далеко от Старочеркасска, возле станицы Багаевской, есть остров Буян, где (по одной из версий) Разин зарыл сокровища... Интересовавшийся Разином Пушкин не мог не слышать про этот остров... И не его ли он упоминает в "Сказке о царе Салтане" (...Ветер весело шумит, судно весело бежит мимо острова Буяна в царство славного Салтана)?

Во второй раз Пушкин оказался на Дону 9 лет спустя, зато два раза - по дороге на Кавказ и по дороге с Кавказа. На Кавказ он ехал быстро, но всё же задержался чуть-чуть в Новочеркасске и Аксайской - на конно-почтовых станциях. За Аксаем же его уже ждал Задонский тракт - через полтора века ляжет на его месте шоссе, связывающее Аксай с магистральной трассой М29 Ростов-Баку, а за много веков до того лежал тут не кто-нибудь, а Великий Шёлковый Путь. Потом была Калмыкия и "Прощай, любезная калмычка!", а потом и Кавказ... Но мы не об этом.
На Кавказе поэт благополучно выжил, и, конечно же, путь его с Кавказа лежал через знакомую уже станицу Аксайскую. Подъехав вечером к Аксайской переправе (теперь там, или примерно там, Аксайский мост в двойном экземпляре), Пушкин вышел из коляски на берег, снял цилиндр, подошёл к самой кромке воды и с чувством, как старому другу, сказал: "Здравствуй, Дон!".
Переправившись по плашкоутному мосту через реку и поднявшись в гору, завернули в гостеприимный двор знакомой почтовой станции. Ямщики распрягли лошадей, навстречу уже спешил смотритель в фирменном, порядком затасканном сюртуке. Заказав ужин, Пушкин присел у раскрытого окна. По ту сторону Дона лежал лесистый остров (ныне Комсомольский остров, одно из популярных мест отдыха). Хорошо был виден Дон, бегущий к морю, где-то внизу вливались в него воды Аксая... Где-то там, выше, лежит остров Буян, про который Пушкин слышал от казаков ещё в 1820 году...
А перед глазами поэта сннова и снова вставали лихие казаки-наездники в далёком Арзруме, где совсем недавно он жил в палатке Николая Раевского, учавствовал в переходе через Саган-Лу и в сражениях с Гаки-пашой. Скакал с казачьей пикой наперевес, преследуя вместе с казаками противника. И вот их колыбель... Поклон тебе, тихий и славный Дон, от далёких твоих сынов!.. Но война окончена, казачьи полки уже возвращаются в родные края. Пушкин представил себе, как они переправляются через пограничную речку Арпачай - горную, бурную, как пьют из неё воду донские кони. Мысли складывались в строки... Пушкин торопливо достал из дорожного чемодана чернильный прибор, бумагу...

Блеща средь полей широких,
Вот он льётся!.. Здравствуй, Дон!
От сынов твоих далёких
Я привёз тебе поклон...



В Ростове, на пересечении Пушкинской улицы и Ворошиловского проспекта стоит отреставрированный в 1999 году памятник поэту. Я часто прохожу мимо него вечерами - поднявшегося на пьедестал из красного полированного гранита, бронзового, вечного, повернувшего голову к Дону, как бы затем, что бы ещё раз окинуть взором бескрайнии степные дали за рекой... Которые не увидеть за построенными в XX-ом веке домами. Скульптор изваял поэта молодым, насмешливо бодрым и одухотворённым, и кажется, что поэт, весь устремлённый вперёд, вот-вот скажет приветственно и звонко:
- Здравствуй, Дон!


Где-то тут ехал Пушкин?

Где-то тут ехал Пушкин?

Вид на бывшую Аксайскую переправу

Вид на бывшую Аксайскую переправу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments